Совсем скоро, 1 января 2015 г., вступает в силу первый блок Антиофшорных поправок в законодательство, принятый в жестком варианте Федеральный закон от 25 ноября 2014 г. № 376-ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации.

Еще в 2005 году, выступая перед Федеральным собранием, президент РФ Владимир Путин поручил разработать меры по возврату капиталов из офшоров. В 2012 году он повторил требования, сообщив, что 9 из 10 существенных сделок, заключенных крупными российскими компаниями (включая, кстати, и компании с госучастием) заключаются за рубежом и не регулируются российским законодательством.

Однако до конкретики дело дошло только сейчас - в конце октября антиофшорный закон был внесен группой депутатов из разных фракций и уже к концу ноября Государственной Думой принят Федеральный № 376-ФЗ  и одобрен Советом Федерации 19 ноября 2014 года.

По словам его создателей, данный Федеральный закон направлен на создание механизма пресечения использования низконалоговых юрисдикций с целью получения необоснованных преференций и необоснованной налоговой выгоды, а также на совершенствование норм законодательства о налогах и сборах в части, касающейся налогообложения иностранных организаций.

Федеральным законом вводится механизм налогообложения прибыли контролируемых иностранных компаний, в соответствии с которым доходы компаний – налоговых резидентов низконалоговых юрисдикций должны облагаться российскими налогами у российских собственников, если эти иностранные компании не распределяют полученную прибыль и, как следствие, российские собственники не уплачивают налоги в Российской Федерации с таких доходов.

Как следует из вышеизложенного, закон вводит новые понятия «контролируемая иностранная компания» и «контролирующее лицо».

Контролируемой иностранной компанией (КИК) признается иностранная организация, которая не является налоговым резидентом России, контролирующими лицами которой являются российские налоговые резиденты. Так же является КИК иностранная структура без образования юридического лица, контролируемая налоговыми резидентами РФ.

Контролирующим лицом такой компании признаются физические или юридические лица, доля участия в КИК которых более 25%, а так же физические или юридические лица, доля участия которых в КИК более 10%, при условии что доля участия всех лиц - налоговых резидентов РФ в этой организации более 50% (до 1 января 2016 г.).

Критерием «контролируемости» так же является возможность оказывать определяющее влияние на решения, принимаемые организацией в отношении распределения полученной организацией прибыли (дохода) после налогообложения, участие  в договоре, предметом которого является управление организацией, а так же иные особенности отношений между лицом и организацией, которые можно определить как - косвенное участие.

 

Очевидно, что без создания банка данных о контролирующих лицах и контролируемых иностранных компаниях реализовать идею налогообложения прибыли этих лиц не представляется возможным. Для получения такой информации Минфин предполагает активно использовать практику обмена налоговой информацией с государствами, с которым имеется международный договор по вопросам налогообложения. На этот счет существует трехлетний план «Большой двадцатки», принятый по итогам саммита в Санкт-Петербурге в 2013 году. Кроме того, 51 страна подписала соглашение об автоматическом обмене информацией между национальными налоговыми органами. Первый такой обмен произойдет в 2017 году по итогам 2016 года. Россия пока не подписала этот документ,  но при этом вероятно имеются возможности по использованию существующих соглашений в частности Конвенции о взаимной административной помощи  по налоговым делам (Подписана Российской Федерацией в г.Канны 3 ноября 2011 г., ратифицирована 4 ноября 2014 г. Федеральным законом № 325-ФЗ) .

По причине отсутствия конкретного механизма получения информации о россиянах, которые работают в оффшорах,  а скорее в качестве самостоятельного источника информации налогоплательщикам вменяется в обязанность представить в налоговый орган уведомление о своем участии в иностранной компании -Уведомление об участии в иностранных организациях. Об участии в иностранных организациях (не подпадающих под признаки КИК), существующем на момент вступления в силу указанного Закона, уведомление должно быть представлено в срок не позднее 1 апреля 2015 года. Впоследствии, об участии в иностранных организациях следует уведомлять не позднее 1 месяца с даты возникновения участия.

Так же необходимо подавать Уведомление об участии в КИК, которое представляется в срок не позднее 20 марта года, следующего за налоговым периодом, в котором доля прибыли контролируемой иностранной компании подлежит учету у контролирующего лица.
За нарушение указанных правил предполагается штраф.

В частности за:
- непредставление уведомления об участии в иностранной компании или представление неверных сведений – 50 000 рублей.

- непредставление уведомления об участии в КИК или представление неверных сведений – 100 000 рублей.

Поскольку для определения налоговой базы, в рамках которой учитывается прибыль КИК, контролирующему лицу вменяется в обязанность представлять в налоговую инспекцию следующие документы:
- Финансовая отчетность КИК (или иные документы)
- Аудиторское заключение финансовой отчетности КИК (где применимо)

В случае нарушения указанных правил предполагается привлечение к ответственности в виде штрафа. В частности за:
-  непредставление налоговому органу сведений или представление неверных сведений - 100 000 рублей.
- неуплата или неполная уплата сумм налога в результате невключения прибыли КИК в налоговую базу – 20% от суммы неуплаченного налога (но не менее 100 000 рублей) (в силу статьи 3 ФЗ № 376 за налоговые периоды 2015 - 2017 гг. указанная ответственность не применяется в случае компенсации государству причиненного вреда, то есть фактической уплаты суммы налога).

При рассмотрении вопроса об ответственности нельзя не упомянуть находящийся на рассмотрении в Государственной думе законопроект № 599584-6, внесенный членами Совета Федерации, который предполагает дополнить статью 199 Уголовного кодекса РФ положениями распространяющими действие данной статьи на контролируемые иностранные компании и контролируемые сделки и позволяющие конфисковывать активы организаций используемые в целях уклонения от уплаты налогов.

Наблюдая реализуемую «ударными темпами» законодательную инициативу по деофшоризации экономики, можно с уверенностью говорить, что Россия остается в русле глобального экономического тренда по противодействию вывода прибыли из национальных юрисдикций.
Однако следует учитывать, что на сегодняшний день приняты достаточно жесткие правила, которые не могут не вызывать озабоченность бизнес-сообщества.

По мнению некоторых экспертов, офшорными схемами в России пользуются до 70% предпринимателей, которыми офшоры используются не только для налоговой оптимизации, но и для защиты активов. Кроме того необходимость раскрывать детальную информацию, большой объем администрирования для соответствия требованиям нового закона – в ряде случаев надо будет вести налоговый учет по российским стандартам в отношении иностранных компаний, переводить на русский язык первичную документацию и т.д., что влечет дополнительные технические издержки не говоря уже об усилении налогового бремени, все это безусловно способствует поискам иного выхода из сложившейся ситуации.

Самый простой выход для тех, кто не хочет выполнять новый закон, или для кого его исполнение по тем или иным причинам невозможно – сменить налоговое резидентство. По оценкам отдельных экспертов, такую возможность рассматривают до 40% тех, кто пользуется офшорами.
Чтобы перестать быть налоговым резидентом России, надо 183 дня в течение года находиться за пределами России.

Поскольку положения Закона № 376-ФЗ распространяютсяна российских налоговых резидентов, в  случае если физическое лицо перестает быть налоговым резидентом России, то положения указанного закона не будут применяться в отношении иностранных компаний, которыми напрямую владеет такое лицо. Однако нужно учитывать, что даже если на 1 января 2015 года россиянин уже находится за границей, но при этом провел в России в совокупности не менее 183 дней в 2014 году, он не освобождается от обязанности уведомить российских налоговиков о наличии долей в иностранной компании. А вот обязанность по уплате российского налога на нераспределенную прибыль КИК, заработанную в 2015 году, у него возникать уже не должна.

При рассмотрении варианта эмиграции, среди стран с благоприятными налоговыми условиями для физлиц россияне рассматривают Великобританию, Швейцарию, Монако и Мальту. При выборе юрисдикции для налогового резидентства существенную роль будет играть уровень налоговой ставки в отношении доходов физлиц, а также  наличие соглашения об избежании двойного налогообложения с РФ.

Однако покинуть Родину, это не единственный выход.
Для тех, кто не готов сменить налоговую юрисдикцию, возможным вариантом налоговой оптимизации будет перерегистрировать бизнес в странах Таможенного союза (с 1 января 2015 года – Евразийского экономического союза), в который уже входят Россия, Белоруссия и Казахстан. По закону прибыль КИК из стран – членов Евразийского союза освобождается от налогообложения, и это может стать дополнительным стимулом для ведения бизнеса именно в этих странах.

Однако там тоже имеются дополнительные расходы и возможные сложности правового регулирования, поэтому пока большого интереса к таким странам нет, поскольку уровень налоговой нагрузки в странах Евразийского союза, а также условия в плане бизнес-климата, стабильности налогового режима схожи с российскими.

Принятие «Антиофшорного закона» на сегодняшний день, пожалуй самое обсуждаемое событие, вызвавшее у бизнес сообщества массу вопросов, в том числе на кого возлагается ответственность за  реализацию «антиофшорной программы» и кто будет уполномочен на проведение проверок, какие критерии нарушений и прочее.

Сибирские бизнесмены, в рамках организованной Финансовой группой «БКС» в партнерстве с международной консультационной и аудиторской фирмой Ernst&Young конференции, «Бизнес в условиях деофшоризации российской и мировой экономики», прошедшей 03.12.2014г в Новосибирске имели уникальную возможность адресовать свои вопросы непосредственно представителю профильного ведомства, Полине Уловкиной, советнику  Отдела международного налогообложения Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ. По словам эксперта в настоящее время не существует конкретных механизмов реализации «антиофшорного закона», в связи с чем ожидаются дальнейшие инициативы и разъяснения со стороны Законодателя в том числе по вопросам обещанной Президентом налоговой амнистии.

Иван Кашарин
юрист нововсибирского офиса "Бизнес и право"